Дмитрий Шушкин: «В технологии надо вкладывать сейчас. Но чётко считать эффект»

Представляем вашему вниманию полную версию интервью с гендиректором ABBYY Россия, в котором специалист поделился своим видением о том, почему цифровая трансформация вовсе не ведет к сокращению сотрудников.

– Изменились ли запросы ваших клиентов из-за пандемии коронавируса?

– Запросов на отдельные решения стало меньше примерно на 20%, но существенно вырос спрос на решения для удаленной работы – например, мобильные технологии, различные веб-интерфейсы, обработку и сканирование документов, удаленный доступ к системам корпоративного поиска.

Мы с вами оказались в новом мире. Очевидно, что в XXI в. это первая эпидемия подобного масштаба, но не последняя. В этой ситуации, я думаю, вопросы налаживания удаленной работы и контроля эффективности сотрудников будут выходить на первый план. В таких условиях спрос на наши технологии, которые позволяют клиентам понимать, как в их компаниях идут бизнес-процессы, каково их реальное течение, будут только расти.

– И кто из них выиграет?

– Выиграют те, кто подошел [к сегодняшней ситуации] более готовым с точки зрения цифровой прозрачности. Образно говоря, когда вы в потемках ходите наугад и пытаетесь нащупать, где дверь, лестница, шанс оступиться сильно выше, чем, когда у вас есть карта местности и очки ночного видения.

Точно так же в бизнесе: если вы представляете, что происходит в той или иной точке, какая обратная связь от клиентов, то вы будете принимать куда более взвешенные и оперативные решения с меньшим количеством ошибок, чем компания, которая не может этого сделать из-за отсутствия таких инструментов.

В технологии и автоматизацию надо вкладывать прямо сейчас. Но четко считать эффект. Тот, кто решит технологии не применять, будет думать, что он сейчас в выигрыше, потому что меньше потратил, но в конечном счете будет иначе. В среднем спрос, наверное, будет давать меньше 30% прироста, но точные цифры я назвать не готов. На ситуацию будут влиять сроки карантина, количество замороженных экономик и отраслей, способность человечества найти путь к существованию в этих условиях.

– Вы можете пошагово сформулировать, с чего правильно начинать масштабные проекты по цифровизации, чтобы не разочароваться в результатах?

– Это очень сильно зависит от того, чем занимается компания, в какой отрасли работает. В любом случае в первую очередь нужно посмотреть, как выглядят бизнес-процессы, и постараться максимально наладить получение от них цифровых следов. Это нужно для того, чтобы понять, в каких местах все уже более-менее хорошо, а где процессы тормозятся. Исходя из этого и нужно строить свои планы и стратегию.

– Как при этом правильно распределить бюджет?

– Когда вы увидите, что внедрение той или иной системы, по прогнозу, приводит к определенным эффектам, вы сможете все правильно рассчитать. Например, внедрение программного робота на решение рутинной задачи позволяет вам высвободить трех человек. Значит, вы можете перекинуть этих людей на другую, более сложную задачу, которую сейчас не получается автоматизировать.

– А что если человек, чьи задачи возьмет на себя робот, будет уволен? За цифровой трансформацией ведь стоят риски сокращения людей.

– Стоят, безусловно. Но профессии, специальности модифицируются: одни отмирают, появляются другие. Я бы боялся не увольнений, а отсутствия программ переквалификации.

– Цифровая трансформация – это всегда про то, что людей будет нужно меньше?

– Нет, людей будет нужно больше. Сколько визитов вы могли нанести на лошади в день 100 лет назад – и сколько вы можете нанести сейчас онлайн? Очевидно, что от количества итераций тех или иных бизнес-процессов, их ускорения спрос на ресурсы сильно растет. Поэтому я не верю в сокращение спроса на людские ресурсы в процессе цифровой трансформации.

– Можно ли создать такую компанию, которая полностью будет состоять из роботов и ее генеральный директор тоже будет робот?

– Я могу себе представить предпринимателей, на которых работают только роботы. Но самого предпринимателя робот заменить не может, ведь это человек, который обладает целым набором качеств: решительностью, гибкостью, надеждой на светлое будущее. У робота таких качеств нет, и вряд ли они когда-нибудь появятся.

– Как вы думаете, нужна ли сейчас IT-отрасли господдержка?

– Я думаю, что она сейчас важна, как никогда, по той причине, что выручки компаний сокращаются. Компании не смогут отказаться как минимум от 80% затрат, если не будут увольнять людей. Команда – это самое ценное, что есть у компаний. Этот актив получается самым дорогим, и он играет превалирующее значение в расходах.

Государство может помочь отрасли беспроцентными кредитами, налоговыми каникулами, отменой социальных налогов. Сейчас для отрасли социальные налоги и так сокращены, но мы уже не раз видели попытки государства вернуть их к обычному состоянию.

Еще очень важно, чтобы сохранился спрос на информационные технологии и продукцию IT-компаний, в том числе со стороны государства. Ведь нужно же еще и деньги зарабатывать. Сохранение спроса и госпрограмм поможет отрасли выжить и стать еще более конкурентоспособной на мировом рынке.